Аркадий Аверченко: «король смеха»

 27 марта исполняется 140 лет со дня рождения известного русского писателя и просто «короля смеха»  Аркадия Тимофеевича Аверченко. Он – одна из самых таинственных и недооцененных фигур в литературе начала прошлого века. Автор гениальных юмористических рассказов и драматург, талант которого признавали как Николай II, так и Ленин.Он умер в эмиграции, прожив слишком мало, и в силу исторических событий долгое время оставался в тени более известных российских писателей.

Личность Аверченко всегда была окружена мифами и слухами. Как и многие писатели, в автобиографических рассказах он искажал многие детали своей биографии. А установить истину было нелегко – в советское время его творчество на несколько десятилетий  оказалось под запретом. Только теперь легенды начинают развенчиваться, и образ писателя предстает живым и полнокровным.

  Аркадий Тимофеевич  родом из Севастополя. Мальчик появился на свет в купеческой семье. У Тимофея Петровича и Сусанны Павловны родились 10 детей, трое сыновей умерли еще в младенчестве. Аркадий остался единственным братом шестерых сестер.

   Будущий писатель отличался слабым здоровьем, но и этот печальный факт он со свойственной ему самоиронией делает объектом для шуток в автобиографии. И так описывает свое появление на свет: «Еще за пятнадцать минут до рождения я не знал, что появлюсь на белый свет…Когда акушерка преподнесла меня отцу, он с видом знатока осмотрел то, что я из себя представлял, и воскликнул: «Держу пари на золотой, что это мальчишка!».

  Слабое зрение не позволяло ему посещать гимназию, поэтому начального образования мальчик не получил. Как, впрочем, никакого другого, если не считать 2 классов реального училища. Так что, блестящая литературная карьера полуслепого человека была плодом его невероятной силы духа и воли.

   Хотя писатель самокритично причисляет себя к лоботрясам и бездельникам, работать он стал с 15 лет. Поначалу, когда отец разорился, он устроился писарем в компанию по перевозке грузов, а через год уехал на угольные шахты Донбасса, где прослужил конторским рабочим около 4 лет. Время на рудниках протекало тяжело и уныло, а единственным развлечением и «веселой стороной жизни» среди безбрежной грязи и каторжной работы было беспробудное пьянство. Юный писатель и это положение смог комически обыграть в своих рассказах, однако был несказанно рад, когда контора перебралась в Харьков. Здесь, по его собственным словам, молодой человек ожил и окреп. Тогда же предпринял первые литературные попытки.

   Будущий «король смеха» дебютировал на страницах харьковской газеты «Южный край» с рассказом «Как мне пришлось застраховать жизнь» в 1903 году. Он пишет еще несколько юмористических рассказов, а затем берется за выпуск журнала «Штык», где выступает одновременно автором, редактором и иллюстратором. Он создает сатирические рассказы, рисует шаржи и карикатуры и обретает популярность у публики. Однако, сатира Аверченко вызвала недовольство начальства, и ему пришлось покинуть город. Из Харькова молодой человек решает отправиться в Петербург, где продолжает заниматься сатирическими жанрами.

  В Северной столице писатель становится заметной фигурой, потому что занимает нишу, для которой, кажется, был создан. Он умел видеть смешное и нелепое, писал едко и остро. Журнал «Стрекоза», куда он устроился секретарем, в 1908 году преобразовался в еженедельник «Сатирикон», который стал уникальной трибуной социальной сатиры и значимым культурным явлением. Аверченко из постоянного автора скоро перешел на роль главного редактора издания.

   В золотой век журнала в нем публиковались рассказы Надежды Тэффи, Саши Черного, Леонида Андреева, а иллюстрировали его виднейшие художники Серебряного века. Читатели полюбили «Сатирикон», потому что он не переходил на личности, обличая конкретных особ, а вводил жанр «лирической сатиры», полной самоиронии и тонких наблюдений за человеческой натурой. Интересный факт – журнал читал сам император Николай II, собирая его подшивки.

   В 1910 году издаются три книги Аркадия Аверченко и приносят ему славу доморощенного Марка Твена и О’Генри. Рассказы писателя необычайно популярны и даже перекладываются в пьесы для театра. В 1912 году выходят еще два тома рассказов – «Круги по воде» и «Рассказы для выздоравливающих». Сатирик путешествует, пишет новые произведения, рецензирует театральные постановки.

  После Октябрьской революции привычное благополучие резко обрывается, большевики закрывают журнал Аверченко, называя его буржуазным и неблагонадежным. Следующий этап в биографии писателя становится дорогой в изгнание. Сначала он покидает столицу и едет на юг, где на два года оседает в родном Севастополе. А в 1920 году навсегда покидает родину.

  В эмиграции Аркадий Тимофеевич занимается созданным еще в Севастополе театром и продолжает писать. Европа была переполнена беженцами русской национальности, поэтому писателю удавалось чувствовать себя своим даже на чужбине. Вместе с тем, в отличие от большинства представителей русской интеллигенции, он не знал европейских языков, что осложняло адаптацию в западном обществе.

  В этот период его творчество переживает значительную трансформацию, появляются новые острые темы и изменяется тональность звучания. Явственно чувствуется тоска по безвозвратно ушедшему времени старой России. В 1921 году в парижском издательстве выходят памфлеты «Дюжина ножей в спину революции», которые  задели за живое Ленина. Автора рассказов, пронизанных любовью к царской России, вождь пролетариата  охарактеризовал так: «Озлобленный почти до умопомрачения белогвардеец». И в конце добавил, что автор, тем не менее, очень талантлив и некоторые из его рассказов заслуживают перепечатки. Возможно, именно поэтому Аверченко в СССР был писателем нежелательным, но не запрещенным.

  Аркадий Тимофеевич  никогда не афишировал свою личную жизнь. Жены у него не было. Человек он был влюбчивый, и музы постоянно менялись. Многих интересовал вопрос, почему же успешный писатель так и не женился. Возможно, шесть сестер, которые занимались его образованием и воспитанием, переборщили. А, может быть, он дорожил своей свободой и независимостью.

   Последние годы жизни автор провел в Чехии. Здесь писались книги «Рассказы циника», «Записки Простодушного», «Шутка мецената». В начале 1925 года ему пришлось решиться на удаление больного глаза – операция прошла с осложнениями. С января он находился в больнице в крайне тяжелом состоянии, имея одновременные проблемы с сердцем, сосудами и почками и долгое время не приходя в себя.

  Аркадий Аверченко умер в Пражской городской больнице, не дожив двух недель до 45 лет. Он не сумел выполнить собственное завещание: «…не смотрите на мир так, как будто он — неловкий слуга, не сумевший услужить вам, и поэтому достойный презрения и проклятий! Используйте его получше и умирайте попозже». Впрочем, писатель не сумел выполнить только последний пункт – насчёт долгой жизни. А вот в остальных преуспел –  его рассказы вошли в сокровищницу мировой юмористической литературы, а цитаты из произведений писателя до сих пор вызывают улыбку и легкую грусть.